Форум » Общий » Армия РФ. Внутри и около. (продолжение) » Ответить

Армия РФ. Внутри и около. (продолжение)

Georg: Сразу два военных округа - Восточный и Центральный - проводят масштабные лагерные сборы, к которым привлечены артиллерийские соединения, воинские части и подразделения округов, сообщил во вторник журналистам начальник пресс-службы Восточного военного округа (ВВО) подполковник Александр Гордеев. По его словам, боевая учеба воинов-артиллеристов проходит в Бурятии, Забайкальском, Хабаровском и Приморском краях, Амурской и Сахалинской областях, Еврейской автономии на 14 общевойсковых полигонах и учебно-тренировочных комплексах Восточного военного округа. Как отметил представитель ВВО, в ходе сборов военнослужащие совершат марши до 400 километров, отработают вопросы боевого слаживания расчетов и батарей. Артиллеристам округа также предстоит решить индивидуальные задачи с боевой стрельбой прямой и полупрямой наводкой, с закрытых огневых позиций с применением различных типов боеприпасов. "Одной из особенностей сборов является то, что впервые в их рамках проводится эксперимент по обеспечению военнослужащих питанием в полевых условиях сторонними организациями", - пояснил Гордеев. Непосредственно в полевых лагерях развернуты столовые и полевые кухни, обслуживаемые по системе аутсорсинга. "Логическим завершением лагерных сборов и экзаменом на профессиональное мастерство станут тактические учения с боевой стрельбой из штатного вооружения - реактивных систем залпового огня "Ураган", "Град", самоходных гаубиц "Мста-С" и 82-миллиметровых минометов", - пояснил офицер. Кроме того, как сообщает во вторник пресс-служба Центрального военного округа (ЦВО), артилеристы округа завершают подготовку к масштабному лагерному сбору, который начнется 11 марта на полигонах и учебно-тренировочных комплексах в Иркутской, Кемеровской, Оренбургской, Пермской, Челябинской областях, Алтайском и Красноярском краях, а также в республике Таджикистан. "В выполнении учебно-боевых задач примут участие более 4 тысяч солдат и офицеров, около тысячи средств артвооружения, военной и специальной техники, в том числе реактивные системы залпового огня. Завершается развертывание полевых парков и объединенных складов ракетно-артиллерийского вооружения", - отмечается в релизе. На время сборов командование округа увеличило до десяти часов продолжительность учебного дня. В течение месяца военнослужащие будут совершенствовать свою профессиональную выучку, наращивать боевое слаживание подразделений, а на заключительном этапе сбора проведут тактические учения с боевыми стрельбами. Половина занятий, в том числе стрельб, пройдет в ночное время. http://rbase.new-factoria.ru/news/masshtabnye-artilleriyskie-sbory-prohodyat-v-vvo-i-cvo-minoborony/

Ответов - 162, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Denis_469: И это не последняя такая катастрофа с нашими кораблями. Почитайте заплюсованное мнение дауна: "Если они стояли на якоре, то в принципе, без вариантов. Скорость скотовоза по АИС -9,5 узлов, т.е. примерно 1,5 мили за 10 минут. Вызов на связь за 20 миль - бред, зачем? Место стоянки - район, в котором лежат в дрейфе суда в ожидании открытия пролива, т.е. вполне понятно, что судно следует с целью лечь в дрейф или встать на якорь в районе ожидания, рядом с твоим местом постановки на якорь. Чего орать -то? Вот мили за 2, уже закрадется сомнение, что он собственно делает. Теперь надо разобраться что это за судно, которое необходимо вызвать на связь. Если есть АИС, то все понятно, а если нет - надо определить его координаты, курс, скорость и начать вызывать по УКВ "Судно, с координатами.... следуешь курсом... скоростью..." И все это на английском языке, которым наши офицеры обычно не блещут. Судоводитель скотовоза на основании этого должен понять что вызывают его, ответить на вызов, оценить обстановку и правильно сманеврировать, при том, что на экране компьютера по причине отсутствия передатчика АИС на "Лимане" он его не наблюдает, а до РЛС идти лень. Вахта на верхней палубе не выставлена, а стоит вахтенный на закрытом мостике, туманных сигналов он не слышит, а даже если и услышит, направление на сигнал не определит, ну и не будем забывать, что по идее, каждое судно в районе подает туманные сигналы. Если судно не отвечает, вахтенный офицер докладывает командиру корабля, который сделает тоже самое. Стрельба ракетами в тумане - конечно, крайне эффективная мера... Последний подворот, по данным АИС, скотовоз сделал за 14 минут до столкновения (т.е. ранее он опасности не представлял), 3 минуты на определение новых элементов движения цели... и вот вам те самые 10 минут, о которых говорил выше. Теперь убедите меня, что действиями экипажа стоящего на якоре "Лимана" можно было избежать столкновения. Единственный теоретический вариант - иметь машины в немедленной готовности и при обнаружении опасности - дать ход не выбирая якорь. Но тут опять - за 10 минут обнаружили, пока покричали, пока поняли что надо маневрировать... Малореально. Но то что командир будет виноват и понесет наказание - это без вариантов." http://forums.airbase.ru/2017/05/t98321_19--katastrofa-rzk-liman.html#p4926969 *************************** "Теперь убедите меня, что действиями экипажа стоящего на якоре "Лимана" можно было избежать столкновения." Когда я начинал обучение на рулевого, то кроме обращения с РЛС (умения работать с ней и понимания увиденного) меня также обучали ещё одной штуке - уклонению от столкновения. Стояли тогда в западной Зеленецкой. Туда за грибами яхта ходила. И мне командир разнос устроил за тупость мою. Вопрос был такой примерно: вот ты в тумане видишь, что на тебя кто-то идёт и пеленг не меняется. Командир и часть экипажа на берегу. Что будешь делать? Я отвечал примерно как пойду на шлюпке за ними предупредить. После чего получил справедливый разнос и вместе с пояснением чего делать нужно. А нужно было делать вот такие вещи: Если стоишь на якоре и нет времени на выборку, то отдаёшь жвака-галсовую скобу (если цепь) или режешь канат (как на яхте было). Другие кто на борту выводят дизель на полную мощность и дают ход. Если дизель холодный (осень, зима), то похрен. Дизель выводится на полную мощность без прогрева. На всё даётся 1 минута, может быть 2. Как это сделать это будут твои личные проблемы, которые никого интересовать не будут. Если яхта утонет, то виновен будешь ты сам. А не командир, который был на берегу и не мог командовать на борту. А что до якоря? Так хрен с ним. Корабль важнее. Якорь новый получим или тот потом поднимем. Дизель будет нуждаться в ремонте? Да и хрен с ним, с дизелем. Отремонтируем. А если корабль будет на грунте, то ни якорь, ни дизель станут не нужны. В данном случае при обнаружении приближающегося транспорта экипаж корабля прекрасно мог провести уклонение от столкновения даже из положения стоянки на якоре. Это, конечно, при обученном экипаже понимающем ситуацию и знающем чего и как делать. Даже в ситуации, когда вахтенный офицер самовольно покинул пост обученный радиометрист мог спасти корабль. Он должен был видеть, что на него идёт другой корабль, так как пеленг не меняется будет столкновение. Потому сигнал боевой тревоги с приказом на отдачу жвака-галсовой скобы (при обнаружении парохода внутри 3 мильной зоны идущим на тебя времени на выборку якоря уже нет. Его нужно отдавать весь за борт и потом поднимать. С одновременной командой в машину немедленно дать ход. Там на вахте всегда есть как минимум 1 моторист могущий запустить дизель и вывести его на полную мощность. Кто управлять будет? Да радиометрист и будет. Если на мостике нет никого, кроме него, то он и будет. Некому якорь отдать? Если машина дала ход, то нужно разворачиваться на якоре носом к приближающемуся кораблю, чтобы не получить удар в борт. Но при нормальном экипаже, который обучен и знает как нести вахту уклонение от столкновения даже при "внезапном" обнаружении идущей на тебя цели в 3 милях делает легко и свободно. Другое дело в обученности экипажа и в том какие профессиональные военные служили на том корабле. Уход вахтенного офицера с мостика тому полный пример. Как и несение вахты радиометристом, который не обучен работе с навигационной РЛС. В общем полный северный полярный лис.

Dimonchik: Денис , на сколько это правда ?

Denis_469: Dimonchik пишет: Денис , на сколько это правда ? Вначале прочти это: http://sovpl.forum24.ru/?1-9-0-00000066-000-0-0 Затем подумай. Затем {ржак - глубинные бомбы на Берках!}. Видео бред наркомана. Подводные лодки уже более 10 лет не сопровождают авианосные группы из-за нехватки лодок в ВМФ США. "Кузнецов" - это не авианосец, а тяжёлый авианесущий крейсер. И его главное оружие противокорабельные ракеты, а не самолёты. Автор видео даже не догадывается про то, что противоавианосные силы с самого начала создавались на основе тяжёлых противокорабельных ракет. Про существование противокорабльных ракет "П-6 Прогресс" и "П-500 Базальт" автор видать даже не слышал. Проблемы с обнаружением американских (и не только) авианосцев (и не только, а вообще всех) была эффективно решена ещё в 1969 году, про чего автор даже не догадывается. Детали тут: http://sovpl.forum24.ru/?1-4-20-00000083-000-0-0#005 в описании противокорабельной ракеты "П-500 Базальт". Нет никаких проблем с целеуказанием для тяжёлых ПКР на предельной дальности с 1969 года. Автору стоило бы узнать про эту особенность и узнать дальность стрельбы ракет "П-500". И системы самонаведения наших современных ракет качественно лучше американских. У американских систем РЭБ нет шансов дезориентации наших ракет. Томагавков противокорабельных нет уже около 15 лет. Их только создают заново, с перспективой не ранее 2020 года. Про "Harpoon" я вообще промолчу - летающая мишень сбиваемая всем подряд. Алгоритмов использования тяжёлых пкр автор вообще не знает. И даже не слышал о них. Про лодки автор также не в курсе про целеуказание, что было решено ещё на лодках проекта 675. Вообще автор явно решил поблистать своей дуростью. Чтобы уничтожить авианосец в него требуется попадание всего 2-3 гранитов. 1 ракета полностью выводит из строя американский авианосец. Все рассказы про 100 требуемых пкр для уничтожения - это наркомания. После такого нужно однозначно проверять говорящего на наличие наркотической зависимости. В целом для гарантированного вывода из строя авианосца с уничтожением всего его охранения требуется всего 12 тяжёлых противокорабельных ракет "Гранит-2", или половина боекомплекта 1 лодки проекта 949. Если она отстреляется всем ракетным боекомплектом, то кроме потопления всего состава авианосной группы будут потоплены ещё 5-8 транспортов, которым не повезёт оказаться в районе авианосной группы. Рассказывать алгоритмы и схему наведения даже старых (образца 1983 года) ПКР "Гранит" не буду пока - это появится на сайте, когда будет выложено описание ракетного оружия подводных лодок 1980-х годов. Но у "Гранит-2" алгоритмы действий были изменены при модернизации. И ракета стала ещё более опасной для целей. И ещё я хотел бы напомнить, что из 2 одиночных пусков китайских пкр "YJ-82" американский эсминец пропустил 1, которая в него и попала, и сейчас стоит в Норфолке и ждёт выделения денег конгрессом США на свой ремонт. И это было отражение атак одиночных дозвуковых противокорабельных ракет прошлого тысячелетия. Которые сейчас Китай показывает в виде музейных экспонатов на своей первой атомной подводной лодке и в парке китайской морской славы. Шансов на отражение атак тяжёлых пкр у американских кораблей нет вообще. Даже в теории. Про текущее состояние написано в статье про "Форда" по ссылке выше. P.S.: и ещё - первое в мире боевое применение противокорабельных ракет было сделано ещё в СССР в 1968 году подводной лодкой "К-85" имевшей опытную аппаратуру "Молния". Её в том году отправили на боевую службу в Средиземное море. Но в Гибралтаре английская противолодочная группа обнаружила её и решила потопить. Устроив атаку глубинными бомбами по лодке. Лодка ушла без повреждений. Выполнила боевую службу. На обратном пути ей сообщили в каком районе находятся её обидчики. После чего за 2 атаки к цели ушли 4 противокорабельные ракеты "П-6". К сожалению самая жирная отметка в ордере противолодочной группы оказалась не английским авианосцем. Но после этой атаки вопросов по целеуказанию для противокорабельных ракет на полную дальность стрельбы уже не было. Английский флот ничего не смог сделать ни против атаковавшей лодки, ни против ракет. Они их даже не обнаружили. И ещё: после того, как ЕБН продал "Москиты" американцам в учебном варианте, те поменяли задачу перед разработчиками со сбивания ПКР "Москит" на обнаружение ПКР "Москит". Так как система "Иджис" оказалась не в состоянии даже обнаруживать противокорабельные ракеты "Москит", и тем более оказалась не в состоянии сбивать их. Вероятность сбивания "Москита" составляет 1% системой "Иджис". По старому "Граниту" аналогично - он также не сбиваем американской ПРО. Да, США смогли улучшить свою систему "Иджис", но и наши современные ПКР также отмодернизированы. И в результате как американский флот не имел возможности сбивать наши ракеты, так и не имеет. Детали - опять-таки к статье про "Форда" по ссылке.


Denis_469: 4 года назад я уже отвечал на подобный вопрос: http://sovpl.forum24.ru/?1-1-140-00000409-000-0-0 Но сейчас в статье про Форда современное состояние.

Denis_469: Без знания прошлого нет будущего Повышение эффективности военно-исторической науки будет содействовать сплочению общества Несмотря на все изменения в характере и содержании современных военных конфликтов, внутренней и внешней политики государств, война по-прежнему – это продолжение политики, а история – политика, опрокинутая в прошлое. В этой связи военно-историческая наука занимает особое место среди наук. С одной стороны, она наиболее подвержена политической конъюнктуре, с другой – объективно имеет важнейшие задачи в обеспечении военной, общественной и государственной безопасности. Безусловно, для России, имеющей богатейшие опыт и традиции в области защиты Отечества, состояние военно-исторической науки имеет принципиальное значение. 6 апреля 2016 года указом президента России в целях популяризации российской истории в нашей стране и за рубежом, сохранения исторического наследия и традиций народов России, поддержки программ исторического просвещения создан фонд «История Отечества». Имущество фонда формируется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, добровольных имущественных взносов и пожертвований, а также иных источников. Очевидно, что данное решение как никогда актуально, а патриотическая позиция руководства страны по этой проблеме поддерживается подавляющим большинством российских граждан. Вместе с тем возникает вопрос: если все больше и больше нужно привлекать иные источники финансирования, может быть, недостаточно эффективно работают организации, которые функционируют за счет федерального бюджета? Не пора ли более требовательно спросить с руководителей тех научно-исследовательских структур, которые неэффективно расходуют значительные государственные средства и вольно или невольно способствуют утрате научного профиля и перспектив развития подчиненных им организаций? ПРОБЛЕМА МИНОБОРОНЫ На фоне стремительно развивающихся в последнее время общественных инициатив по изучению отечественной военной истории, парадоксально смотрится кризисная ситуация с военно-исторической наукой и работой в Министерстве обороны – ведомстве, чей общественный авторитет в последние годы заметно и заслуженно вырос. Истоки этого кризиса имеют давнее прошлое и относятся к началу 1990-х годов, когда «прежняя идеологическая система оказалась разрушенной», а новая еще не сложилась. Фактически были преданы забвению многие духовные ценности и традиции многовековой российской истории. Богатейший военно-исторический опыт нашей страны, ее армии и флота, несущий в себе громадный созидательный потенциал, должным образом не использовался. На совещании военных историков, проводившемся в 1991 году по указанию начальника Генерального штаба (отметим, что на тот момент подобных мероприятий не было уже десять лет), его участники признали, что в Вооруженных силах нет единой системы военно-исторических органов и это является одной из главных причин низкой эффективности военно-исторической работы. В докладе заместителя начальника Генерального штаба генерал-полковника Анатолия Клейменова отмечались слабое знание личным составом армии и флота военной истории России, невысокое качество военно-исторических исследований и их недостаточная практическая ценность, формализм в преподавании военно-исторических дисциплин. Недопонимание важности военной истории в процессе формирования личности защитника Отечества в конце ХХ – начале ХХI века подтверждается анализом бюджета учебного времени, выделяемого на изучение военной истории в образовательных заведениях Минобороны. Постоянное его сокращение – явная ошибка, имевшая своими последствиями заметное снижение профессионального и общекультурного уровня военнослужащих. А ведь в первые послевоенные годы военно-историческая наука достигла значительных высот. Объясняется это тем, что после Великой Отечественной войны необходимо было описать и проанализировать важнейшие ее события, оценить полученный опыт, сделать выводы. В военных училищах на изучение военной истории отводилось до 150 часов, а в академиях – до 366, что составляло соответственно 3,5% и 8,5% общего объема учебного времени. В последующем удельный вес курса военной истории постепенно сократился в три раза, до 2–4% учебного времени в академиях и 1% в училищах. Отчасти это объяснялось объективными потребностями изучения новых военных дисциплин. Если в Российской империи при двухуровневой системе подготовки за пять лет офицер изучал военную историю более 600 часов (120 ч./уч. год), в Советском Союзе в первое послевоенное десятилетие при трехуровневой системе подготовки за восемь лет около 800 часов (100 ч./уч. год) и в 1985–1990 годы – 330 часов (37 ч./уч. год), то в Российской Федерации за девять лет подготовки военная история изучается лишь 220 часов (25 ч./уч. год). Налицо – недооценка важности изучения военной истории, ее роли в подготовке командного состава и научно-педагогических кадров. Нет сомнения, что современному офицеру без знания точных наук не обойтись, но не менее большое значение имеет и боевой опыт, а представление о нем, не участвуя в боях, можно получить, лишь изучая примеры истории. Изучение военного искусства в отрыве от истории развития тактики, оперативного искусства и военной стратегии привело к формальному заучиванию теоретических положений и нормативов. С 2010 по 2015 год учебные часы по курсу «Военная история» сокращены в среднем в два раза, а по отдельным специальностям – в три. На этот раз перераспределение произошло в пользу физической подготовки и иностранных языков. В результате преподаватель должен за 72 часа дать 1200-летнюю военную историю России и курс «Локальные войны и вооруженные конфликты». В этой связи в публикациях 2015 года отмечалось, что в российских военных академиях (включая ВАГШ) опыт войн не изучается вовсе, а кафедры истории военного искусства разогнаны за ненадобностью (за исключением Военного университета и ВУНЦ ВВС). Несмотря на появление разного рода исторических обществ, что также определялось в 1991 году как один из путей решения проблем военно-исторической науки, количество хороших книг по военной истории ничтожно мало. Во второй половине 2015 года восстановлены кафедры истории войн и военного искусства в ВАГШ и ВУНЦ СВ «ОВА». Предусмотрено и увеличение бюджета учебного времени, отводимого в данных образовательных учреждениях на изучение военной истории. Вместе с тем научно-педагогический состав кафедр уже сейчас комплектуется с большими сложностями, а назначенный офицерский состав в большинстве своем достигнет предельного возраста нахождения на военной службе через 3–5 лет. ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ В КРИЗИСЕ Одной из наиболее актуальных проблем является вопрос подготовки научно-педагогических кадров в области военной истории, но вместо ее совершенствования на практике получили практически полное разрушение. Если ранее военные историки готовились на военно-историческом факультете ВАГШ (до 1953 года), затем на соответствующем факультете Общевойсковой академии им. М.В. Фрунзе, а преподаватели истории на военно-педагогическом факультете ВПА им. В.И. Ленина (Военного университета), покрывая потребность в специалистах на кафедрах военных училищ, то к настоящему времени централизованная подготовка преподавателей-историков оказалась свернута. Предлог – достаточность адъюнктуры (значительно усеченной), а также странное убеждение отдельных руководителей, что рассматриваемые курсы может вести человек без специальной подготовки. Среди других проблем, которые наиболее остро проявили себя в начале 1990-х, выделим следующие: необходимость создания новых единых учебников по военной истории и истории военного искусства; низкое качество учебных программ; недостаточные тиражи военно-исторических трудов; кризис системы подготовки кадров военных историков, упадок практики стажировок в войсках и академиях; плохие техническая оснащенность и финансовое обеспечение военно-исторических исследований; масштабный характер искажений отечественной истории; трудности допуска историков к архивным документам; застойные явления в развитии вспомогательных научных дисциплин (военной археографии, военной археологии, военного источниковедения, военной историографии, военной статистики). Для качественного совершенствования военно-исторической науки и работы в ВС РФ предлагалось следующее: повысить координирующую роль Института военной истории (нештатного Научно-методического совета ВС РФ по военно-исторической работе); активизировать научную и военно-патриотическую деятельность кафедр истории войн и военного искусства, военных историков и участников войн и вооруженных конфликтов; обратить внимание на возможность решения проблем силами исторических организаций, создававшихся в Российской империи на добровольных началах (ОРВЗ, ОЛВС, РВИО и др.); в целом в решении всех проблем – проявлять больше инициативы и самостоятельности. В государственном масштабе на основе Института военной истории предлагалось создать единый центр военной истории. Прошло 25 лет с того момента, как в Институте военной истории Министерства обороны Российской Федерации состоялось совещание военных историков и были определены пути решения проблем в области военно-исторической науки, вступившей в 90-е годы ХХ века в новый этап своего развития. Что изменилось? В Институте военной истории, которому отводилась столь значимая роль в развитии военно-исторической науки современной России и который в 1993–2002 годы находился на пике своей эффективности, ныне сложилась критическая ситуация, что уже вызвало значительное снижение качества научной работы и в близкой перспективе может привести к срыву выполнения поставленных перед ним государственных задач. Кризисные явления в Институте стали быстро нарастать в начале 2000-х, когда его руководство подвергло открытой ревизии ряд общепризнанных положений военно-исторической науки, в первую очередь применительно к истории Великой Отечественной войны. Делались многочисленные заявления об ответственности нашей страны за развязывание Второй мировой войны, отрицался ее решающий вклад в Победу, оспаривалось значение освобождения от фашизма европейских стран и т.п. В 2008–2009 годы институт претерпел значительные сокращения и с 2010 года стал структурным подразделением ВАГШ ВС РФ – научно-исследовательским институтом (военной истории). С включением института в состав ВАГШ ВС РФ ситуация не только не изменилась в лучшую сторону, но и еще более усугубилась. Повышение уровня заработной платы гражданских сотрудников имело очевидный положительный эффект, но это же обстоятельство привело к многочисленным негативным явлениям в кадровой политике руководителей института, что не могло не привести к падению качества исследовательской работы. Негативную оценку института на новом этапе своей деятельности публично высказывали многие эксперты, такие как доктор исторических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, ветеран Института Н.Г. Андронников; доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, ветеран Великой Отечественной войны Г.А. Малахов и другие. Негативную славу как в научных кругах Минобороны России, так и среди широкой российской общественности получила пассивная и некомпетентная позиция руководства института по выполнению распоряжений президента Российской Федерации о разработке фундаментального многотомного труда «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.». Необходимо объективно признать – Институт военной истории утратил координирующую роль в системе военно-исторической работы ВС РФ, которая сама, оказавшись в кризисной ситуации, как никогда нуждалась и в методической помощи, и в подготовке кадров, и в координации научной деятельности. К сожалению, лишь в 2015 году были проведены сборы военных историков ВС РФ, на которых председатель Военно-научного комитета С.С. Суворов так и не смог получить внятного ответа на вопрос о причинах кризисных явлений в области военной истории. Нештатный Научно-методический совет последний раз собирался в 2008 году, на несколько лет в институте была приостановлена деятельность диссертационного совета по историческим наукам, не функционировала адъюнктура по специальности «Военная история». С 1 мая 2016 года институт перешел на новую организационно-штатную структуру. В результате наряду с формальными, «косметическими» преобразованиями в институте были ликвидированы управление отечественной военной истории с начала Второй мировой войны и отдел методологии военной истории. Такое «совершенствование» научной организации, при том что штатная численность института и объем его финансирования остались прежними, привело к следующим негативным сущностным изменениям: значительно сокращены исследовательские возможности в области отечественной военной истории, нарушен баланс между ними и изучением зарубежной военной истории (прежнее соотношение по количеству сил (научных отделов) составляло 2,7:1, стало – 1,25:1); проведением исследований в интересах решения актуальных проблем строительства и применения ВС РФ ранее занималось шесть отделов, сейчас – не более четырех; снизилась эффективность расходования государственных средств (сотни млн руб.) по причине назначения на должности сотрудников, не являющихся специалистами в предметной области управлений (отделов). ПАМЯТНАЯ ДОСКА СОЮЗНИКУ ГИТЛЕРА На наш взгляд, институт, демонстрирующий в последнее десятилетие не более чем удовлетворительные показатели работы, вследствие проведенной «оптимизации» в ближайшее время еще более снизит результативность своей научной деятельности, что недопустимо в условиях информационной войны, активно ведущейся против России. Причем кризис Института военной истории ВАГШ, порожденный некомпетентностью и безразличием военных чиновников, широко обсуждается уже вне Министерства обороны. Действительно, где, например, был Институт военной истории, который в ноябре 2016 года отметил 50-летие со дня основания, когда принималось решение об установке мемориальной доски союзнику А. Гитлера финскому маршалу К. Маннергейму на здании МО РФ в Санкт-Петербурге? Проводилась ли институтом научная экспертиза такого решения, какое заключение дали его специалисты? Если поддержали установку – то трагедия военной истории налицо. Если же такая задача институту не ставилась, то, очевидно, либо забыли про его существование, либо посчитали его участие бесполезным. Последнее может свидетельствовать как о низкой степени доверия к руководству института, так и о безразличии соответствующих чиновников военного ведомства. По мнению руководства института, его сотрудники успешно справляются с одной из важнейших задач – выполнением научных исследований в области военной истории и подготовкой научных трудов, учебных и методических материалов. В подтверждение этого тезиса приводится «динамика роста научной продукции: к 1991 году были разработаны более 400 плановых научных трудов, к 2006 году – свыше 700, из них более 30 – фундаментальных. В настоящее время общий объем научных трудов составляет более 800 изданий». Вместе с тем элементарные арифметические подсчеты показывают следующее: если в период с 1966 по 1991 год институт разрабатывал в среднем 16 плановых научных трудов в год, с 1991 по 2006 год – 20 трудов, то с 2006 года по настоящее время – всего 10 трудов. Таким образом, налицо динамика снижения, а не роста. Более того, это самые низкие показатели за историю института. И это в условиях, когда заработная плата сотрудников института, напротив, самая высокая за всю его историю, значительно превышающая зарплату коллег из институтов РАН. Что касается фундаментальных трудов, то с 2006 года приращение этого показателя в институте отсутствует вовсе. Вся его «фундаментальность» за последние 10 лет заключается в весьма ограниченном участии в разработке двух томов 12-томника «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.», организовать разработку которого в масштабе Минобороны он не сумел. Авторство и участие сотрудников института в разработке других томов этого фундаментального труда никоим образом не связано с его плановой научной деятельностью и носит полностью инициативный характер в условиях не только отсутствия поддержки, но даже прямого противодействия со стороны руководства института. Оказался в стороне институт и в процессе разработки МО РФ фундаментального труда «Первая мировая война. 1914–1918 гг.» (в 6 томах). Более того, некоторые сотрудники института – специалисты по истории Первой мировой войны под давлением отказались от предложения участвовать в качестве авторов научного проекта, имеющего государственное значение. При этом председателем Главной редакционной комиссии данного масштабного исследовательского проекта является министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. Система подготовки научных кадров (адъюнктура и соискательство) в настоящее время функционирует в институте также крайне неэффективно, условия для повышения научной квалификации офицеров не созданы. Для офицеров-ученых руководители института целенаправленно формируют такие условия службы, при которых ее продолжение представляется бессмысленным. Обратимся к статистике. Если в период с 1968 по 2008 год подготовку в адъюнктуре института прошли 56 офицеров (1,4 в год), то с 2008 года по настоящее время – лишь один офицер (0,13), пока так и не вышедший на защиту диссертации. Налицо снижение динамики подготовки научных кадров в 10 раз – это зримое подтверждение ложности заявления о том, что «особое внимание в деятельности института уделяется подготовке научных кадров по военно-историческим специальностям». Фактически институт на протяжении последних лет снижает свой научный потенциал. Не случайно в связи с отсутствием перспектив служебно-профессионального роста офицеры Института принимают решение о продолжении дальнейшей воинской службы в других организациях или увольнении из ВС РФ. При этом нынешние офицеры института практически не имеют положительного опыта научного руководства соискателями ученых степеней кандидата и доктора наук. К сожалению, разрушенными оказались и многие традиционные связи института с другими научными организациями (среди них Историко-филологическое отделение РАН, ИВИ РАН, ИРИ РАН, МГУ, Военный университет). Для сравнения: публикационная активность, по данным НЭБ, например, ИВИ РАН и ИРИ РАН, не сопоставима с показателями Института военной истории: она в 3–5 раз выше по количеству публикаций за 5 лет, количеству статей в научных изданиях, количеству статей в журналах, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России, количеству монографий, количеству цитирований статей. Индекс Хирша данных организаций в 10–15 раз превышает показатель как института, так и ВАГШ ВС РФ. Следствием такого низкого научного потенциала Института является также то важное обстоятельство, что диссертационные советы, действующие на базе других научных учреждений и образовательных организаций, практически не выбирают его в качестве ведущей организации при защите диссертаций в области военной истории, зачастую даже не включают в расчет рассылки авторефератов диссертаций. ВОЗНИКАЮТ ВОПРОСЫ И К ЖУРНАЛУ Государство выделяет немалые средства существующему крупному военно-научному подразделению, поэтому мы вправе ожидать от него соответствующей деятельности в столь значимой для российской общественности военно-исторической сфере. На деле же мы оказываемся свидетелями того, как многочисленные проблемы и связанные с ними обращения военных историков, ветеранов, ученых к руководству Генерального штаба, в ведении которого находится НИИ (военной истории), заканчиваются дежурными проверками института, превращаемыми его сегодняшними начальниками в организованный фарс по защите «чести» их собственного мундира. Неотложного разрешения также требуют проблемы, связанные с состоянием освещения в военной прессе результатов военно-исторических исследований, научным уровнем публикаций и популяризацией военно-исторических знаний на широкую аудиторию. Причем и здесь не обойтись без личного понимания их сути первыми лицами МО РФ, как учредителя «Военно-исторического журнала» – научно-популярного издания военного ведомства страны, единственной специализированной площадки для публикации результатов военно-исторических исследований. С января 2017 года объем журнала за счет внутренних ресурсов был увеличен с 80 до 96 полос. «Военно-исторический журнал» включен в Перечень рецензируемых научных изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук. В журнале имеется свыше 50 постоянных рубрик, охватывающих различные направления военной истории. Создан и развивается интернет-сайт издания. Безусловно, вся эта огромная работа редакции журнала заслуживает положительной оценки. Вместе с тем в настоящее время журнал ежемесячно выходит в свет общим тиражом 2500–3000 экземпляров. Это превышает тиражи аналогичных изданий РАН, но не сопоставимо с показателями времен СССР, и даже 1990-х годов. Такой тираж не позволяет обеспечить доступ к публикациям огромной и разнообразной целевой аудитории «Военно-исторического журнала»: профессиональных историков-исследователей; профессорско-преподавательского состава военных и гражданских вузов; воспитанников, курсантов и слушателей военных училищ (суворовских, Нахимовского военно-морского, кадетских корпусов), институтов, университетов и академий; офицерского, сержантского и рядового состава армии и флота; ветеранов войн; студентов гражданских вузов, учащихся кадетских корпусов, общеобразовательных кадетских школ (классов) и лицеев и многих других. Разноплановость читательской аудитории требует от редакции новых подходов к организации творческого процесса, напряженной работы по расширению авторского актива, поиска новых оригинальных тем для публикаций, адаптации сугубо научных статей для широкого спектра читателей, совершенствования форм подготовки и подачи материалов. Речь идет о повышении научного уровня публикаций, в том числе за счет роста качества их научного редактирования, укреплении связей редакции с научными центрами и научно-исследовательскими организациями военно-исторического профиля, значительном улучшении полиграфического исполнения издания, развитии рекламной деятельности, разработке и реализации эффективных схем распространения журнала и т.д. Решение этих и многих других задач, крайне важных для обеспечения безопасности государства, как это ни банально звучит, тормозится крайне низким финансовым обеспечением деятельности издания. И это относится не только ко времени текущего экономического кризиса. Из-за низких зарплатных ставок, начиная с нулевых годов, редакция постоянно испытывает «кадровый голод» (зарплата научного редактора не превышает 15 тыс. руб.). Ликвидация в редакции офицерских должностей в 2008 году обострила данную проблему и практически лишила возможности притока в журнал научных кадров. Отсутствие гонорарного фонда ограничивает возможности привлечения в качестве авторов крупных ученых и владельцев уникальных исторических коллекций, приобретения высококачественного иллюстративного материала. Финансовые и иные организационные трудности не позволяют развиваться многим, совместным с другими изданиями, государственными и общественными организациями, проектам, нацеленным на популяризацию военно-исторических знаний. Чрезвычайно мала и база информационной подпитки журнала. Организационные мероприятия, проведенные в Вооруженных силах в недалеком прошлом, в том числе и в отношении структур, занимающихся вопросами развития военно-исторической науки, негативно сказались на качестве материалов, поступающих в редакцию из военно-учебных и научно-исследовательских организаций Минобороны. В большинстве своем они не соответствуют предъявляемым требованиям. Приходящие же «самотеком» статьи от авторов, не связанных с Минобороны, не способны в полной мере удовлетворить потребности редакции в силу невозможности охвата ими на должном научном уровне всей специфической тематики «Военно-исторического журнала». Завершая ретроспективный анализ развития военно-исторической науки в современной России, приходится констатировать следующее: за исключением издания в 2006 году учебников «Военная история» и «История военного искусства» (по-прежнему без видовой и родовой специализации), завершения в 2015 году разработки под руководством министра обороны РФ генерала армии С.К. Шойгу 12-томной истории Великой Отечественной войны, другие проблемы военно-исторической работы и науки, обозначенные еще четверть века назад, так и не получили своего разрешения. Сегодня все надежды на исправление ситуации связаны с позицией министра обороны России генерала армии С.К. Шойгу. Представленные нами в Минобороны предложения по повышению эффективности научной деятельности НИИ (военной истории) ВАГШ ВС РФ получили следующую оценку: «актуальны, заслуживают внимания и найдут отражение в вопросах совершенствования его научной и военно-исторической работы». С научной точки зрения решение давно назревших проблем военно-исторической отрасли невозможно без централизации, фактической координации и управления ею единым постоянно действующим органом. Идея создания в стране единого центра военной истории, сформулированная еще в 1990-е годы, требует безотложной реализации сегодня. Кроме того, в Минобороны России необходимо восстанавливать централизованную систему подготовки военных историков и кадров военной науки в целом. Научные роты, активное вовлечение гражданской науки в решение задач военной безопасности России, интеграция гражданского и военного образования – безусловно, правильные и актуальные меры руководства Минобороны. Но все они скорее вынужденные меры, которые отчасти носят характер компромисса с обществом, отчасти – лишь условного решения проблемы по принципу «здесь и сейчас». Стратегия опережающего развития требует другого подхода. Крайне важно, готовить в Российской армии собственные научные кадры, готовить непрерывно, начиная с суворовских военных училищ и кадетских корпусов. http://nvo.ng.ru/concepts/2017-05-12/1_947_znanie.html

Denis_469: Всё то, про чего я постоянно пишу на сайте все эти годы наконец-то начало доходить до военных наших (до гражданских ещё не дошло, так как война ещё не началась). Институт военной истории МО РФ полностью некомпетентен и его результаты не признаются ветеранами ВОВ http://sovpl.forum24.ru/?1-3-0-00000007-000-160-0#161 и сам ИВИ МО РФ хотели закрыть за некомпетентностью ещё несколько лет назад http://sovpl.forum24.ru/?1-1-0-00000121-000-0-0 Закрыть хотели ещё в 2011 году, но дали им время исправиться. Как видно из статьи выше исправляться они никак не желают. Далее: Истоки этого кризиса имеют давнее прошлое и относятся к началу 1990-х годов, когда «прежняя идеологическая система оказалась разрушенной», а новая еще не сложилась. Фактически были преданы забвению многие духовные ценности и традиции многовековой российской истории. Богатейший военно-исторический опыт нашей страны, ее армии и флота, несущий в себе громадный созидательный потенциал, должным образом не использовался. - я много раз писал о том, что официальная российская историография занимается ложью. А привыкшие врать не могут (и не смогут) сделать правильные труды, на основании которых можно будет сделать правильные выводы. Что мы и имеем сейчас в наличии: В докладе заместителя начальника Генерального штаба генерал-полковника Анатолия Клейменова отмечались слабое знание личным составом армии и флота военной истории России, невысокое качество военно-исторических исследований и их недостаточная практическая ценность, формализм в преподавании военно-исторических дисциплин. То есть наши военные историю не знают и потому учиться на её ошибках (или достижениях) не в состоянии. Выводом отсюда будет повторение уже пройденных ошибок. Далее: Если в Российской империи при двухуровневой системе подготовки за пять лет офицер изучал военную историю более 600 часов (120 ч./уч. год), в Советском Союзе в первое послевоенное десятилетие при трехуровневой системе подготовки за восемь лет около 800 часов (100 ч./уч. год) и в 1985–1990 годы – 330 часов (37 ч./уч. год), то в Российской Федерации за девять лет подготовки военная история изучается лишь 220 часов (25 ч./уч. год). Налицо – недооценка важности изучения военной истории, ее роли в подготовке командного состава и научно-педагогических кадров. В общем-то в данное время это не является трагедией. Так как позволяет минимизировать последствия фальсификации истории официальными историками. Под официальными историками я подразумеваю, естественно, тех историков, кому государство платит деньги окладами и премиями, кого издаёт в официальных государственных изданиях и приглашает не государственные телеканалы и издание чьих книг финансирует. Это чтобы не возникало выдумок о том, кто есть такие официальные историки и не официальные (вроде меня). Лично я не вижу большой трагедии в настоящее время от такого сокращения преподавания истории в нашей армии. На примере своей области - истории боевых действий подводных лодок - могу сказать, что нет никакой трагедии, если военный (или гражданский) не получит урок на то, чтобы узнать, что советские командиры все были повально пьяными и в море противника не атаковали, а занимались приписками, после чего врали командованию про свои победы. Сотрудник ИВИ МО РФ Морозов М. Э. вообще сейчас считает, что в примере атаки "К-21" по германскому линкору командир лодки считал, что промахнулся, а вот замполит (или как там была его должность) заставил того написать про попадания. Я даже на сайте выкладывал принтскрин слов того Морозова об этом. Так что если военные, или гражданские, не узнают такую ложь на уроках истории, то в этом я лично не вижу ничего плохого. И даже хорошее вижу. Так как они не будут считать всех советских командиров лжецами и алкоголиками, а командование непроходимыми идиотами не понимающими, что им врут командиры лодок возвращающиеся из боевых походов. Так что то, что они недополучают лжи и фальшивок - это уже хорошо. Далее: В этой связи в публикациях 2015 года отмечалось, что в российских военных академиях (включая ВАГШ) опыт войн не изучается вовсе, а кафедры истории военного искусства разогнаны за ненадобностью (за исключением Военного университета и ВУНЦ ВВС). Это прямое следствие фальсификации истории официальными историками. Чего было упомянуто выше. Поскольку достоверной информации от официальных историков по действиям советских подводных лодок нет вообще, а есть только фальшивки, то нет оснований пользоваться фальшивками. А достоверных и качественных исследований также нет утверждённых для использования. Потому вообще нет материалов на основании которых можно было бы заниматься обучением истории. А раз материалов нет, то нет возможности и вообще изучения истории. Потому её и отменили. Про подводные лодки я пишу так как это моя тематика. Но нисколько не сомневаюсь, что во всех других темах ситуация полностью аналогичная. Далее: Кризисные явления в Институте стали быстро нарастать в начале 2000-х, когда его руководство подвергло открытой ревизии ряд общепризнанных положений военно-исторической науки, в первую очередь применительно к истории Великой Отечественной войны. Делались многочисленные заявления об ответственности нашей страны за развязывание Второй мировой войны, отрицался ее решающий вклад в Победу, оспаривалось значение освобождения от фашизма европейских стран и т.п. Вот это и есть то самое враньё и фальсификации официальных историков, про кои я пишу на сайте с самого момента его создания (а до этого говорил всем). Сейчас официальные историки это проститутки готовые на всё, что угодно за деньги хозяев. Если кто не помнит, то в начале 2000-х годов уже шёл результат правления Ельцина и приход Путина на правление. Они оба являются антисоветчиками (не верящие могут посмотреть на драпирование мавзолея при парадах). Естественно, что историкам в то время было сказано, что им будут платить только за написание политически верных трудов и материалов. Это вполне естественно и нормально, так как тот, кто платит - тот и заказывает музыку. В данном случае платило государство и требование было антисоветское враньё. И все официальные историки начали дружно врать. Те, кто не желали заниматься враньём и фальсификациями ушли или были уволены. Остались только лжецы и фальсификаторы. Они-же там и сейчас сидят. Понятно, что ни один из них не будет признавать себя лжецом и фальсификатором истории и говорить, что все его книги (или другие издания и статьи) были враньём. Им платили деньги за враньё - они врали. Просто как самые обычные шлюхи, которые делают именно то, за что им платят. Далее: На наш взгляд, институт, демонстрирующий в последнее десятилетие не более чем удовлетворительные показатели работы, вследствие проведенной «оптимизации» в ближайшее время еще более снизит результативность своей научной деятельности, что недопустимо в условиях информационной войны, активно ведущейся против России. Причем кризис Института военной истории ВАГШ, порожденный некомпетентностью и безразличием военных чиновников, широко обсуждается уже вне Министерства обороны. Действительно, где, например, был Институт военной истории, который в ноябре 2016 года отметил 50-летие со дня основания, когда принималось решение об установке мемориальной доски союзнику А. Гитлера финскому маршалу К. Маннергейму на здании МО РФ в Санкт-Петербурге? Проводилась ли институтом научная экспертиза такого решения, какое заключение дали его специалисты? Если поддержали установку – то трагедия военной истории налицо. Если же такая задача институту не ставилась, то, очевидно, либо забыли про его существование, либо посчитали его участие бесполезным. Последнее может свидетельствовать как о низкой степени доверия к руководству института, так и о безразличии соответствующих чиновников военного ведомства. Тут всё предельно понятно давно. И то, что я пишу читаю не только я, но и другие люди. И потому полная некомпетентность ИВИ МО РФ для них не являлась секретом. Видимо по этой причине ИВИ МО РФ (скорее всего) даже не привлекали к экспертизе, так как нет смысла привлекать шлюх, которые сразу спросят про то, каким должен быть результат, за который им заплатили деньги.

Denis_469: Далее: Система подготовки научных кадров (адъюнктура и соискательство) в настоящее время функционирует в институте также крайне неэффективно, условия для повышения научной квалификации офицеров не созданы. Для офицеров-ученых руководители института целенаправленно формируют такие условия службы, при которых ее продолжение представляется бессмысленным. Обратимся к статистике. Если в период с 1968 по 2008 год подготовку в адъюнктуре института прошли 56 офицеров (1,4 в год), то с 2008 года по настоящее время – лишь один офицер (0,13), пока так и не вышедший на защиту диссертации. Налицо снижение динамики подготовки научных кадров в 10 раз – это зримое подтверждение ложности заявления о том, что «особое внимание в деятельности института уделяется подготовке научных кадров по военно-историческим специальностям». Тут также нет ничего удивительного. ИВИ как врал, так и врёт. Они там не умеют не врать уже, так как за десятилетия вранья и фальсификаций привыкли жить во лжи. А что касается того, что там целый 1 новый человек появился. Так всё просто - там сидят профессиональные фальсификаторы истории и ни один нормальный историк не будет иметь дел с ИВИ МО РФ. А те, кто попытаются будут поставлены перед выбором или не ходить туда, чтобы не врать, или стать такими-же фальсификаторами истории, как сотрудники ИВИ. Далее: Фактически институт на протяжении последних лет снижает свой научный потенциал. А почему бы такому не быть? Они выполняют заказы по фальсификации истории. Вот тот самый Морозов М.Э. переврал и сфальсифицировал всю истории боевых действий советских подводных лодок во время ВОВ. Чего ему ещё врать? Ну переврал вариант с атакой "К-21" по "Тирпицу" приписав туда ещё и политработника. Ну а дальше чего? Всё переврано, деньги отработаны. Чего ещё врать? Или про чего ещё врать? Понятно, что после того, как всё сфальсифицировано, то фальсифицировать больше нечего. И перспектив для его "работы" также нет никаких. Далее: Государство выделяет немалые средства существующему крупному военно-научному подразделению, поэтому мы вправе ожидать от него соответствующей деятельности в столь значимой для российской общественности военно-исторической сфере. На деле же мы оказываемся свидетелями того, как многочисленные проблемы и связанные с ними обращения военных историков, ветеранов, ученых к руководству Генерального штаба, в ведении которого находится НИИ (военной истории), заканчиваются дежурными проверками института, превращаемыми его сегодняшними начальниками в организованный фарс по защите «чести» их собственного мундира. Это не удивительно. Страной сейчас правит Путин, как антисоветчик. Шойгу помощник Путина, который также не будет выступать против него. И все могут читать именно то враньё, за которое государство платит деньги ИВИ. Так что автор той статьи полностью не прав, говоря, что нет соответствующей деятельности. Она как раз есть, и весьма успешная. Государство платит за фальсификацию истории и антисоветское враньё - ИВИ успешно делает то, за что им платят. А что все нормальные люди недовольны - так если им не нравится сами скидываются и оплачивают чью-то работу. Например я делаю работу на свои средства и при поддержке моих родителей. И мнение ни Путина, ни Шойгу, ни руководства ИВИ или ещё кого не является для меня чем-то, что будет указывать мне путь правильного написания моего исследования. И указанием про то, что в нём должно быть, а чего быть не должно. Моё исследование получается таким, каким получается. И что получится в результате не знаю даже я сам. Но пока что ветераны и общественность не желают тратиться на объективную историю. И моё исследование этому полное подтверждение, так как нет в настоящее время желающих его издать и нет желающих его продать и купить. То есть есть тихое глухое недовольство официальной ложью официальных историков проституток и только. Далее: Сегодня все надежды на исправление ситуации связаны с позицией министра обороны России генерала армии С.К. Шойгу. Да, это верная позиция. Шойгу самолично может, в определённых пределах своей компетенции, попытаться исправить ситуацию, если на то у него появится желание. Но из-за правления Путина он этого сделать не сможет. Так как до сих пор именно государство заказывало фальсификацию истории. А Путин своих не бросает. Потому отказываться от фальсификаторов из ИВИ и прочих госконтор также не будет. Следовательно, даже при наличии желания, у Шойгу будет крайне малое поле для действий. И чего он может сделать не совсем понятно.

Denis_469: Я думаю теперь многим станет более понятным значимость моего исследования в размерах всей страны, а не только узкой тематики. И да - мне даже родители говорят, что меня поддерживать больше не могут, а государство ворует у меня деньги, стаж, знания и вообще всё, что может. Но сейчас я чётко могу сказать, что в России нет больше никого, кто-бы смог заменить меня в моём исследовании или выполнить чего-то подобное. Если я не сделаю свой труд полностью - это не сможет сделать никто вообще. Ни дебилы из налоговой, ни тунеядцы банкиры или политики из Госдумы предлагающие новые способы ограбления собственного населения. Ни любые другие россияне. Но в силу того, что эта страна мне гадит я не имею денег и на свою нормальную жизнь, и на помощь родителям и на закупки нужных материалов. Потому получается то, что получается. И ситуация может улучшиться только после того, как мой труд будет издан и распродан. И я получу свои законные деньги за свой труд. А до тех пор все будут продолжать жить во лжи и фальшивках и тихо возмущаться этим.

Denis_469: Найденная в Мотовском заливе затонувшая советская подводная лодка "Д-1": http://www.tv21.ru/news/2017/03/20/spasatelnyy-apparat-severnogo-flota-snyal-staruyu-zatoplennuyu-podvodnuyu-lodku Первая советская подводная лодка.

Denis_469: Показатель умственного состояния наших российских военных: заявление Шойгу про количество стратегических атомных ракетных подводных лодок в составе ВМФ России: "Морские ядерные силы России имеют в своем составе девять подводных лодок стратегического назначения, которые обеспечивают непрерывное боевое патрулирование в морских акваториях. ВМФ России также планирует довести количество стратегических ядерных подлодок до 13, включая семь "Бореев" с ракетами "Булава", — отметил Шойгу. https://ria.ru/defense_safety/20170524/1494953571.html Долго думал как это.... Хотя в армии и на флоте невозможного нет, но считайте сами: 6 667БДРМ + 3 667БДР + 3 955 = у меня получилось 12. У Шойгу получилось 9. Нет, я прекрасно знаю, что я не академик физико-математических наук и не адмирал в составе флоте. И даже не советник министра обороны РФ. Потому не могу понять как можно складывать так: 6+3+3=9. Хотя вот буквально сегодня забанил 1 военно-морского алкаша, по его словам, даже имевшего допуски. Забанил именно за непроходимую тупость. Так что если количество подводных лодок для Шойгу подсчитывали адмиралы или офицеры ВМФ России, то не удивлён. А вот если считал Шойгу сам - то да. Есть чему удивляться.

Dimonchik: Разбань , пожалей человека . Ему же там скучно в бане ...

Denis_469: Dimonchik пишет: Разбань , пожалей человека . Ему же там скучно в бане ... Ему есть где веселиться. А недоумки здесь не нужны. Блистать дуростью может в другом месте. Да и инструкции по троллингу тоже нужно было ему выполнять с умом, а не как написано.

Denis_469: Только что мне в руки попался документ американской разведки о том, что по данным российских военных наша база подводных лодок в Вилючинске не имеет уже защиты от ударов с воздуха или высаженного десанта. Вот текст документа: RUSSIA/FORMER SOVIET UNION-Removal of Heavy Armor From Kamchatka Leaves Submarine Base Unprotected Removal of Heavy Armor From Kamchatka Leaves Submarine Base Unprotected Report by Igor Kravchuk: "Kamchatka, 'Naked' Kamchatka" - Argumenty Nedeli Online Saturday August 6, 2011 15:01:09 GMT The maritime trading port at Petropavlovsk-Kamchatskiy has been half destroyed. But practically brand-new armored personnel carriers, infantry fighting vehicles, amphibious tanks, and self-propelled artillery pieces, still covered in grease, as the saying goes, stand on the pier. They stand there without combat protection, sentries, or patrols. Dockers gleefully have their photos taken on the armor. According to the official version, the armored hardware is being sent for modernization. Captain 2d Rank Andrey Zenin, chief of the Military Communications Directorate in the Kamchatka-Chukotka River and Sea Basin, told Argumenty Nedeli that to begin with 132 T-80 tanks were removed from Kamchatka. This summer it had been planned to dispatch a further 150 items of various kinds of hardware. Half has already gone to Vladivostok. According to Zenin's information, the next to go will be old yet combat-ready T-55 and T-62 tanks. The officer did not say where they are going, citing military secrecy. But he did confirm that the hardware is combat-ready and that documents have been written out for each item at the Defense Ministry. The military maintains that the "armor" is going to the 206th Ussuriysk Military Tank Repair Plant for modernization. But only tanks are repaired and modernized there. However, Giatsint (Hyacinth), Akatsiya (Acacia), and Pion (Peony) artillery systems are also going in that direction. The transportation of such "flowers" around the country costs quite a lot of money. It costs an average of 50,000 rubles (R) to send a motor vehicle from Kamchatk a to Vladivostok. It will cost exponentially more to deliver heavy armored hardware. The Defense Ministry already owes the Kamchatka Shipping Company approximately R30 million for transportation. The crews of civilian vessels have to take guards on board when carrying military hardware. They usually consist of four contract servicemen and an officer. The captains are displeased with such guests: The soldiers believe that they must be given food and drink at the ship's expense. For some reason they are not issued with dry rations, and the crews have to share. The guards go crazy with idleness during a voyage of four days and nights. They competently destroy the stocks of liquor that they brought with them. To ensure the servicemen do not relax, the senior guard sometimes organizes "exercises" on board. The premise is that the dry freighter has been attacked by terrorists with a view to seizing arms. Then half-drunk sentries leap out of their cabins in their underpants and run with assault rifles at the ready to "repulse" the attack. ...At Berth No 4 in Vladivostok's maritime port people are already swearing. There are not enough cars and trains for such specific hardware. The warehouses are full both at Ussuriysk Tank Repair Plant and near Komsomolsk-na-Amure. In the opinion of Kamchatka military commentator Andrey Margiyev, either the hardware being withdrawn will fill up these warehouses still more or another "Viktor But" from the Defense Ministry will sell them secretly to some country that needs khaki-colored iron. The Great Neighbor Gets Angry For a couple of years now a strong rumor has been circulating among Kamchatka officers that in the near future Russia cannot avoid war with China. We have not a chance. The forces are plainly unequal. As a result of the military reform, the Far East of Russia has been left without full-blown divisions, and in order to avoi d a repeat of the 1941 rout the Defense Ministry is gathering hardware and artillery from everywhere a bit closer to the borders with the "great neighbor." "A few hundred items of armored hardware and artillery systems will not affect the matter. But the stripping of ground cover from the Navy's base at Vilyuchinsk is a very wrong decision. Although just a few nuclear submarines are there now (20 years ago there were more than 70 of them), this is the Pacific Fleet's reserve. Now the nuclear submarine base has no cover against modern means of attack from either the air or the ground. The promised S-400's have gotten 'held up on the way.' Antisabotage subunits have been totally cut back. Now they are reducing the artillery component of defense," a high-ranking General Staff officer who has served in Kamchatka said with indignation. (Description of Source: Moscow Argumenty Nedeli Online in Russian -- Website of weekly paper founded by d isgruntled journalists from Argumenty i Fakty, sometimes critical of the government; URL: http://argumenti.ru/) Material in the World News Connection is generally copyrighted by the source cited. Permission for use must be obtained from the copyright holder. Inquiries regarding use may be directed to NTIS, US Dept. of Commerce. https://wikileaks.org/gifiles/docs/26/2684311_russia-former-soviet-union-removal-of-heavy-armor-from.html

Denis_469: А на днях мне встречалась информация о сборе американцами информации по береговой обороне наших островов в Арктике и побережья в районе береговых радиолокационных комплексов. Она сопровождалась тем, что 2 первые лодки типа "Seawolf" также переданы подразделениям американского спецназа и тот проходит обучение на высадку и уничтожение объектов на российских островах и в тундре на побережье северных морей. Было сказано, что на трилистнике нет частей береговой обороны и минимальное количество военнослужащих обслуживающих радиолокационные станции и прочие сооружения там. И потому высадка десанта с нескольких подводных лодок будет достаточной для уничтожения базы. По Вилючинску рассматривается то-же самое. В виде высадки десанта с подводных лодок в районе базы с тем, чтобы те атаковали и уничтожили не охраняемую базу. 1 лодка типа "Ohio" может брать на борт 66 морпехов. Каждая из подводных лодок типа "Seawolf" может брать на борт по 50 морпехов.

Alex 123456: А вот это совсем не секрет, что на севере частей -кот на плакал...Говорят, американцы и ранее не раз и не два лазили по Сибири...

Denis_469: Alex 123456 - Это я знаю, что совсем не секрет. Но если бы я сам написал это раньше, то меня бы никто слушать не стал. Сам знаешь какая тупость сейчас у нашего населения и российских военных. Один недавно забаненный идиот и куча военных аплодирующих придурку Климову тому явное подтверждение. А вот американцев наши дебилы слушают внимательно и аплодируют им. Потому написал сразу, как мне в руки попал документ из США, чтобы дебилы и дегенераты смогли его прочесть, а потом понять чего и почему я написал.

Denis_469: Рекомендую почитать всем: http://sovpl.forum24.ru/?1-1-0-00000489-000-80-0#062

Denis_469: Молодцы подводники или надводники, кто сегодня стреляли. США в ауте... полном. 1 из крылатых ракет угодила в казарму с американцами у пограничного перехода Танф. США угрожали Сирии нападениями новыми, если та будет атаковать американцев. А сейчас не знают чего делать. Получается, что США должны атаковать Россию и выгрести по-полной. А пока сирийские сухопутный войска при поддержке сирийской и российской авиации ведут ликвидацию американо-игиловской группировки на сирийское территории у пограничного пункта Танф. Кстати перспектива на будущее показывает, что после общей победы на остальной территории Сирии сирийская армия при российской поддержке наведёт порядок и на территориях сейчас контролируемых курдами или турками. И также уничтожит все незаконные американские базы в Сирии.

Alex 123456: Ну, амеры обстреляли авиабазу "Шайрат" где были наши...Это ответочка...так сказать...Кстати, амеры запустили 59 ракет по нашим, а Россия пока только 1... Вот и думайте...

Denis_469: Alex 123456 пишет: Вот и думайте... А мне не нужно думать - я уже знаю что будет дальше. И это вчера-же и написал. дальше будет уничтожение американских и натовских войск войсками союзников включая нас и нормальная полноценная война между нами.



полная версия страницы